суббота, 4 октября 2014 г.

Сергей Минаев - Радио Абракадабра (лето 1987)

Хотите с головой окунуться в круговерть 80-х и стать участником самой крутой дискотеки тех лет? Минаев не только заставит дрыгаться и хохотать от своих «фирменных штучек», но и заставит вновь поразиться своему умению создавать целую плеяду песенных образов. Приходиться признать, что многое, что мы слышим и видим сегодня - это то, как он видел это ещё вчера. Диск - победитель и участник всех неофициальных хит-парадов 1987-1988. 

Так, примерно, выглядел бы пресс-релиз пластинки. Справедливости ради отметим, что многое здесь верно. И, скорее всего, это лучшее, что сделано в 80-е.

Лучшее, потому что самое динамичное - а для танцевальной музыки это главное. Лучшее, потому что впервые был применён принцип нон-стоп - и прошёл с блеском. Не поймёшь, где начало, где конец... Где серьёзно, а где нет... Лучшее, потому что многие наши ди-джеи с этого и начались…

Амплитуды вокала - нереальные. Количество песенных образов - это количество песен помноженных, да что там - в кубе!.. Ощущение, что в создании пластинки принимал участие объеденнёный хор Гостелерадио СССР, хотя, создателей было всего двое - знаменитый Игорь Замараев и Сергей Минаев.

Дым над водой
Посягнул на святое - на «Smoke on the water» Deep Purple. Ещё в школьных ансамблях песня была пета-перепета. Когда подвернулась возможность исполнить хит в студийных условиях - не удержался. Тем более, что от оригинала осталась одна гитарная партия - остальное выдумывалось на ходу, превращая роковую песню в танцевальную версию. Используя технические новинки того времени, удалось «нарисовать» музыкальную картинку, вызывающую зависть рокеров, не понимающих как это «попсе» удалось воспроизвести то, что не могли они. Высокие технологии стали заменять человека не только в промышленности. То, что не могла воспроизвести целая банда металлистов с их пятью гитарами и тонной «примочек», с лёгкостью «изображал» семплер (в руках музыканта, конечно). Сейчас всё возвращается: никого не удивишь «лупами» «живых» барабанов. Гораздо круче живое исполнение. Хотя у нас в стране писать живые инструменты за 20 лет так и не научились.
Сергей Минаев

*

Мне было тогда 25. Юношеская беспечность еще бушевала во мне, идеи распирали меня изнутри, но, как мне казалось, я уже мог их систематизировать, выстроить в логический ряд. Вот он, результат моих многолетних пародийных экспериментов над «чужими» песнями и неудержимая энергия студента Театрального института.

Я только что закончил ГИТИС, висевший камнем на шее (факультет эстрады был дневной и отнимал много времени), бросил ночную работу диск-жокея в «Интуристе» и «Спутнике» - это уже было не для меня. Я искал новых встреч, жаждал новых ощущений. Этот альбом - светлый аккорд моих легкомысленных настроений - зарождался давно, но воплотить идею удалось летом 1987 года.

Сегей Лисовский - сейчас ведущий деятель российского бизнеса - и Владимир Ширкин - тогда технический директор оркестра М. Магомаева - уговорили меня участвовать в создании совершенно нового музыкального объединения в пику Рос-, Мос- и другим концертным организациям. У нас «раскручивались» группы «Альянс», «Класс», «Комбинация». С нами работали В. Маркин, Р. Саед-Шах и многие другие. В наших программах выступали и звезды эстрады - А. Пугачева, В. Пресняков. Мы назвали наше объединение «Студия Рекорд».

Я записал этот альбом на одном дыхании, в течение нескольких недель. Забегая вперед, скажу, что официального признания Абракадабра не получила. Слишком высовывалась из шеренги добропорядочных песен, стоящих «по стойке смирно». В том 1987-ом худсовет единственной в Союзе фирмы грамзаписи и не собирался меня даже послушать. Впоследствии они завалили меня предложениями и даже выпустили диск-гигант. Но это было уже в 1989-ом.

Студию предоставил Володя Ширкин, хозяин и куратор, этакий «папа». Через год он умрет на гастролях в Одессе от сердечного приступа... Владимир Ширкин - первый меценат в моей жизни, да похоже и единственный. Спасибо ему. Записывал и «сводил» Абракадабру Игорь Замараев - мой любимый звукорежиссер и просто друг. В альбоме впервые были применены технические звукозаписывающие новинки того времени, Игорь всегда был «на коне»! С ним мечтали работать лучшие советские музыканты. До сих пор мне очень не хватает его, потому что его такт и деликатность, терпение и вера в меня позволили мне быть таким, какой я есть, создавали идеальную атмосферу для записи.

Кстати об атмосфере. До сих пор, слушая эти песни, я чувствую запах сосисок. В нашей «конуре» (в конце Люблинской улицы) очень пахло сыростью. Где-то неподалеку гнил «крокодил». Так мы называли сточные сооружения всемосковской канализации, находившейся рядом. Чтобы забить этот запах, да и не умереть с голоду (работать приходилось по 10 часов в день), мы жарили замечательные сосиски по 2,60 за кг. Для меня и сейчас понятие «идеальной жизни» сводится к а) удаленности от шума; б) одиночеству (чтобы не было никаих лишних контактов); в) если комфорт, то сойдут и сосиски.

Почему я пою «сторона A», «сторона B»? Потому что альбом записывался для распространения на часовых кассетах - прослушал первые 30 минут, пою я, не забудь перевернуть! Сейчас, конечно, звучит смешно, а тогда нормально. В новинку даже. Отсюда и новая форма - NON-STOP. Разноплановые песенки, идущие без перерыва одна за другой, - чем не радио?

Почему Абракадабра? Потому что «Белиберда» - я бы так сейчас назвал. С названием я, похоже, не промахнулся, достаточно самокритично. Песни «пошли» сразу. Тут же «Утренняя почта» показала «Рэп» (песню назвали «Худсовет», - рэп тогда было слово новое). «Карина» прозвучала в новогоднем «Голубом огоньке», а я был ведущим (в стиле Абракадабра) целого танцевального блока. Затем Алла Пугачева опять же в «Почте» представила «Мини-макси». Ребята из «Музыкального лифта» отсняли «Тяжелый день». А сколько в это время было концертов и просто выступлений, на которых песни вызывали шоковую реакцию!

В то время один известный эстрадный режиссер устроил в «Олимпийском» концерт с участием многих известных
артистов. «Гениальная» выдумка режиссера заключалась в том, что на концерте был установлен прибор, измеряющий уровень зрительских аплодисментов. Артисты, прошедшие по количеству аплодисментов, получали право выступать во втором отделении. Я выступал первым. Спел кое-что из Абракадабры, публика «завелась», и я набрал свои очки. Каково же было мое удивление, когда после выступления одной «именитой» группы, усыпившей зал, шумомер выдал лучший, чем у меня, результат. Я знал, что все равно буду закрывать концерт. И знал, что зритель пришел «на меня». Я был нахален и потому разозлился. Вышел к микрофону и сказал, что петь не буду.Публика взвизгнула, я дрогнул и запел, а вместе со мною запел «Олимпийский». Я был счастлив. Вот тут-то и лопнул
«аплодисментомер» крутого режиссера, а вместе с ним и его замысел. Этот дяденька мне потом отомстил, выступая
в «Прожекторе перестройки» по ТВ. Он обвинил меня в больших доходах, чем у него, создав мне тем самым замечательную рекламу. Вырвавшаяся на просторы стадионов танцующая публика, после стольких лет вынужденного зевающего , «креслосидения», сметала кордоны милиции, бушевала, ликовала...

Московский энергетический институт славился в то время своим трудовым лагерем в Алуште. Не знаю, как работали студенты в этом лагере, но отдыхали они «как в последний раз». Грустная история, связанная с Алуштой, - у песни «Тяжелый день», известной всему миру как «In the Army Now». К открытию лагеря поэт Сергей Миров «родил» русскоязычный вариант песни-монолога крымско-татарского хана Миная-Гирея с рефреном «Вы нам отдайте Крым».
«Делегации» со всего мира (китайцы, чукчи, немцы, индейцы и т.д.) поклонялись в верности лагерному начальству, исполняя при этом комические приветствия. Вот тут-то на канате над площадкой пролетел Вова Маркин (Руст этакий), безнаказанно приземлившись в лагерном «Кремле», ну и дальше в таком духе. Коммунисты в шоке. Я в испуге, Маркин в восторге. А ночью у Вовы на веранде по приказу лагерного партбюро жгли прилюдно случайно
записанную пленку с песней и рыдали.

Я очень люблю этот альбом. И наверное, в этом стиле никогда ничего лучше не сделаю. У меня уже нет той
нагловатой самоуверенности. Я научился сомневаться. Сейчас уже не стану исполнять песню, почувствовав «душок». Но тогда мне можно было все! Или почти все. У меня не было цензоров, кроме самого себя. Я выплескивался, как кипяток из чайника. Меня было «много», но такова моя натура до сих
пор. Да... Так, как тогда, я больше уже не смогу. Потому что СМОГУ по-другому.
Сергей Минаев

Содержание:

Сторона A
01. Вступление
02. Кто стучится на мой «Хаус»?
03. Мини-макси
04. Абракадабра
05. Тяжёлый день
06. Карина
07. Рэп диск-жокея
08. Продолжение

Сторона B
09. Вступление
10. Дым над водой
11. Абракадабра-2
12. Сиреневый кадиллак
13. Край стай
14. Я хочу тишины...
15. ВДНХ
16. Попурри
17. Не падай духом...
18. Заключение

Продолжительность: 00:59:15

Носитель: Audio CD
Год выхода: 1994
Формат: MP3 320 kbps
Размер файла: 163 Мб
Сергей Минаев - Радио Абракадабра (1994).rar

Комментариев нет :

Отправить комментарий