До Нового года осталось:

пятница, 27 апреля 2012 г.

Кола Бельды - Белый остров

Когда на прилавках появляется новая грампластинка - это, прежде всего, большое событие для исполнителя. Событие это и для поклонников артиста, исполнившего песни. Но бывают исключительные случаи, когда появление грампластинки становится событием для целых народов.

Это касается и записей напевов, которые родились у древних костров, на берегах еще не отмеченных на картах морей, в тайге, на таинственных островах. Напевы, которые прожили не один век, помогая северянам выжить в суровейших условиях. И вот каков парадокс цивилизации: когда народности Севера пришли к массовой культуре, их песни стали умирать.

Таинственна и драматична история народности нанай, к которой принадлежит первый исполнитель возрожденных песен Кола Бельды. В начале второго тысячелетия н. э. на Дальнем Востоке процветала Золотая империя чжурчжэней. Металлурги и торговцы, путешественники и отличные воины, чжурчжэни возделывали и сдавали в аренду землю, имели школы и большое количество городов.

Примерно 850 лет назад монгольское степное воинство уничтожило цивилизацию чжурчжэней, чтобы те не помешали осуществлению похода на русские земли. Остатки большого народа затерялись по берегам рек и озер, в горах и тайге Дальнего Востока, присвоив себе названия нанайцев, ульчей, удэгейцев, орочей... Но остались песни, сохранились в таежных селениях музыкальные инструменты. И это очень важно: жизнь в некоторой изолированности от европейской и азиатской культур позволила народностям сохранить в первоначальном виде собственные культурные корни.

Вот этот, совершенно неизвестный для нашей интернациональной музыкальной культуры пласт и обнаружил композитор Александр Лавров, когда вместе с Кола Бельды производил «раскопки» в архиве фирмы «Мелодия». Широкая осведомленность А. Лаврова в вопросах древнерусских знаменных распевов, индийской музыки и классической европейской, рока позволила сделать ему вывод об уникальности мелодий и ритмов.

К такому же заключению пришел художественный совет фирмы «Мелодия», когда прослушивал готовые записи в аранжировке с русскими текстами.

Чем же покорили специалистов песни-северянки?

Композиторам не в новинку использовать в своих произведениях старинные национальные инструменты, Но в нашем случае были использованы неизвестные до того эстраде голоса. Вот что представляют из себя некоторые из них.

Дуэнтэ (это нанайское название, а ульчи именуют его удядюпу) появился в незапамятные времена как ритуальный ударный инструмент. В двух-трехметровом чурбаке из сухой ели выдалбливались отверстия для извлечения звуков различной высоты. Поскольку дуэнтэ (это значит тайга) служил для «переговоров» с хозяином тайги медведем, его зачастую украшали вырезанной на одном конце медвежьей головой. Пел дуэнтэ на разные голоса на всех праздниках.

Кункаи, который делали из тонкой кости, бамбука или металла, издает вибрирующие и подвывающие звуки.

Янгпа - ритуальный шаманский пояс с металлическими бряцающеми подвесками. Унчху - шаманский бубен, который в руках умелого исполнителя может шипеть, подобно змее, петь, как серебряный гонг, ласкать слух и, наоборот, устрашать.

Творческой группе предстояло решить самый важный вопрос: как же выгоднее показать европейскому слушателю красавицу песню-северянку? Самая красивая девушка, живущая в чуме или яранге, появившись в привычной для Севера одежде среди европейцев, вызовет недоумение. И северянку было решено слегка приодеть. Оставили ей стройность и некоторую диковатость, аскетичность и нехитрый юмор. Оставили экзотичность в виде подлинных инструментов, незнакомых мелодий и ритмов.

Надо сказать, что пришли к этому после справедливых замечаний об излишней европеизации первой пластинки Кола Бельды «Приди, весна». Слишком много было там гитар, барабанов, звучащих совсем не по-северному. В некоторых случаях не спасало даже то, что песня исполнялась на языке народа, создавшего его. В новом цикле песен подражательности удалось избежать. Ради чего же проделывать большую работу, если исчезает первоначальная свежесть и оригинальность песни?

Авторы диска не достигли бы своей цели, если бы песни северян обрадовали только ульча или чукчу. Создав самостоятельные произведения эстрады, они предложили показать их на ежегодном празднике газеты «Юманите» в Париже, куда привозят культурные программы из сотен стран. Кола Бельды с группой Михаила Водопьянова, конечно же, надеялись на успех, но не ожидали, что при первых звуках «Океана» зал встанет на ноги. Торжественную песню юкагиров в Париже посчитали Гимном советских северян!

Молодежь же без устали танцевала на берегу Сены под ульчскую песню «Приветствие», приняла на бис саамскую песню «Белый остров», понимала, без перевода молитву шамана, поющего... о любви.

Что ж, если Гаранян увидел в северных песнях элементы свинга, а Лавров нашел основу рока, то песни 26-ти народностей советского Севера вступили в новый период своей долгой жизни.

Содержание:

Сторона 1
01. Хозяин леса (Песня манси)
02. Чайка (Долганская песня)
03. Возвращение домой (Чукотская песня)
04. К океану (Юкагирская песня)
05. Охотник (Эвенкийская песня)

Сторона 2
06. Рыбачка (Эвенская песня)
07. Праздник (Эскимосская песня)
08. Белый остров (Саамская песня)
09. На нартах (Хантыйская песня)
10. Любимая (Хантыйская песня)
11. Приветствие (Ульчская песня)

Продолжительность: 00:42:08

Обработки и аранжировки А.Лаврова
Слова Л.Полина

На русском языке

Инструментальный ансамбль под управлением Александра Лаврова

Запись 1987 г.

Носитель: Vinyl LP
Год выхода: 1988
Формат: MP3 320 kbps
Размер файла: 99.2 Мб
Кола Бельды - Белый остров.rar

Комментариев нет :

Отправить комментарий